Десятицентовый роман

Большой инцидент в маленьком Эль-Пасо

Или как мы наделали шуму

Мы всё-таки ввязались с авантюру с этим “мальчиком”. Тогда я ещё не знал, что нас ждёт.
Мы договорились о транспорте и рано утром мы были около тюрьмы. Встав на противоположной стороне улицы, мы стали наблюдать.
В какой-то момент на улице появились узкоглазые. Сначала один, потом два, потом их стало так много, что мне показалось, что на эту улочку съехался весь грёбаный Китай!
Самый высокий (если это вообще применимое слово к китайцу) подошёл к нам. Я доверился английскому выскочке и позволил ему разговаривать с главарём китайцев. Куда уж мне до его манер и ораторского искусства.
Но этот чернож… дурак, запорол всё!
Он сходу наехал на узкоглазого, что сделало невозможным какие-либо переговоры!
“Ничего! Сейчас всё уладим!” – сказал Рик и направился в офис шерифа. Я решил пойти ко входу в тюрьму на случай непредвиденных обстоятельств.
Я не имею ни малейшего понятия, о чём Рик базарил с шерифом, но видимо и эти переговоры ему не удались. Шериф вышел не в самом благостном расположении духа.
Шериф прошёл в тюрьму и через некоторое время вышел оттуда в компании совершенно необъятного “мальчика”, больше похожего на свинью, что разводят в Баварии на сосиски!
Я обратил внимание, что китайцы начали окружать нас. Чёрт бы их побрал, ненавижу такие манёвры…
Я сунул Бобби (так звали этого толстяка) свой револьвер, на всякий случай но предупредил его не делать глупостей.
Тут подъехал наш транспорт, мы на секунду замешкались, но я крикнул: “Schnell!!!”, и мы что было сил побежали к противоположной стороне улицы к спасительной телеге.
Откуда-то прозвучал пронзительный вопль и узкоглазые со всех сторон стали быстро приближаться к нам.
Не успел я с Бобби достигнуть середины улицы, как мелкие ублюдки облепили нас и наши тела начали терпеть град молниеносных ударов. Кое-как мне удавалось отмахиваться от китайцев при помощи сделанной Риком дубины (за которую ему большое спасибо), Бобби верещал что-то нечленораздельное, получал по лицу, размахивал руками и тоже пытался пробиться к телеге. Постепенно, шаг за шагом, мы с Бобби приближались к телеге, а вот нашему стрелку не так повезло. До повозки он добрался первым, но там его ждала серьёзная порция зубодробительных ударов. Я успел заметить, что пара ударов пришлась ему по лицу и по рёбрам, что чуть не свалило его с ног.
Отвесив очередному узкоглазому (или я всё это время лупил одного и того же, они все на одно лицо, но тогда я должен удивиться его стойкости, не каждый может держать мой удар, да ещё и дубиной), я рванул к телеге, попутно таща за собой нашего “мальчика”. Мне показалось, что того китайца я зашиб, ибо он упал на землю и не подавал признаков жизни.

Я впихнул на телегу Бобби, влез на неё сам и кучер рванул с места, насколько хватало силы одной лошади. “Дерьмо”, – подумал я. – “Надо было брать телегу побольше”.
Мы еле разместились в повозке и тут я заметил, что наш стрелок не в самой лучшей своей форме – тот удар в грудину, похоже, сломал ему ребро, но кровью он вроде пока не плевался, а значит, лёгкое не пробито, что не могло не радовать, хороший стрелок мог бы нам ещё пригодиться.

Тут я обратил внимание, что следом за нами несётся вторая телега, а по крышам соседних домов бегут узкоглазые.
Упёртые ребята.

Вражеская телега нагнала нас и Рик попытался выстрелить, целясь, по всей видимости, в лошадь, но пуля только чиркнула по сбруе и не нанесла никаких повреждений.
“А ведь он прав!”, – подумалось мне, – “надо вывести из строя лошадь и тогда погоня прекратится!”
Хорошенько размахнувшись, насколько позволяла теснота, царившая в повозке, я опустил дубину на голову лошади. Я услышал, как череп несчастного животного издал хруст и лошадь повело в сторону. Через несколько мгновений она упала, оставляя наших преследователей позади.
Одной проблемой стало меньше. Оставались еще китайцы, бежавшие по крышам домов.
Кряхтя и толкаясь, мы пытались кое-как разместиться в телеге, когда на неё с соседней крыши приземлился китаец и что-то орал нам на своём птичьем языке. Удар дубиной охладил его и отправил глотать пыль.
Ещё мгновение и население нашей телеги увеличилась вдвое.
Китайцы облепили наш транспорт и пытались наносить удары. Рику разбили лицо и похоже, он лишился пары зубов.
Бобби махал кулаками, но толку от него было мало.
Моя дубина одного за другим отправляла китайцев на землю, но их количество совершенно непостижимым образом не уменьшалось!
Кучер кричал что-то нецензурное, но от дороги не отвлекался – профессионал, видавший виды.

Рик не выдержал и открыл огонь.
Если честно, это было опасно… В общей свалке на тесной телеге он мог случайно прервать моё или Бобби существование. Но, слава Богу, его мастерство позволило этого избежать, но оно же не позволило избежать стрельбы в молоко.

Увидев китайца, зацепившегося за корму нашей повозки, я крикнул ему по-немецки:
- Riss auf der deutschen Flagge!
Но китаец, по всей видимости, не знал немецкого и это не возымело на него никакого воздействия.
Он крикнул мне что-то по-китайски, но в свою очередь, я так же ни слова на его языке не знаю.
В общем, наша милая беседа закончилась тем, что он попытался дотянуться до меня, но встретился с моей дубиной.

Только мы отбились от оравы желтолицых, произошло непредвиденное: телега подскочила на какой-то кочке и без того расшатанное погоней и дракой колесо отвалилось.
Телега перевернулась, лошадь вырвалась и утащила с собой нашего кучера, а мы посыпались, из телеги, как яблоки из разорвавшегося мешка.
Встав и отряхнувшись, мы увидели, как на некотором отдалении от нас остановились два велосипеда. На одном из них приехал… Как его там… Ченг или Чонг… В общем, местный китайский император, а с ним, парень в ярких шароварах и с косичкой до пояса – мне он ещё там, на улице около тюрьмы, не понравился.

Мне показалось, что пора расчехлять оружие.
Я достал винтовку и пристально смотрел на наших оппонентов.
Ченг вытащил револьвер, направил его в нашу сторону и снова попытался наладить с нами контакт.
- Мне не нужно кровопролитие. – сказал он, – Отдайте мне то, зачем я пришёл и всё закончится.
- Я бы хотел извиниться за тот инцидент на перекрёстке, – заговорил Рик, изрядно пошатываясь и стараясь держать Ченга на прицеле, – произошло недопонимание…
- Я не стану говорить с этим черным, который не может держать язык за зубами. – ответил Ченг.
Тут в разговор вмешался я (ну, не люблю я, когда со мной разговаривают, наставив на меня револьвер):
- Мне кажется, ты не в очень удобном положении, чтобы диктовать условия. – сказал я, – посмотри, что мы сделали с твоими людьми.

Второй тур переговоров зашёл в тупик.
Пришлось открывать огонь.
Выстрел Рика не достиг никакой цели, что немудрено, удивительно, как он вообще стоял на ногах после всего, что пришлось вынести его телу.
Я прицелился и выстрелил из винтовки в Ченга. Я так и не понял, попал я или нет, но Ченг быстро сел на свой велосипед и уехал восвояси. Бобби, что стало для меня сюрпризом, забился за обломки нашей телеги и трясся от страха, держа в руках мой револьвер.
Парень в ярких штанах, не размениваясь на долгие размышления, просто побежал в нашу сторону. В какой-то момент он оттолкнулся от земли и мне показалось, что он полетел. В буквальном, мать его, смысле!
Может, это был результат побоев и у меня поехала крыша, но такого я ещё никогда не видел!
В два прыжка преодолев расстояние между нами, игнорируя наши попытки в него попасть, он приблизился к Бобби и тут могло случиться непоправимое.
Но, как я люблю говорить, тринадцать грамм свинца способны решить множество проблем одним махом.

Comments

Circk MakGrad

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.