Десятицентовый роман

Фальшивка

Китаец все же нас обманул.
Не зря мне он не понравился с самого начала, и все же уговоры девчонки, да и вроде честное поведение на арене, после того как Ульрих впечатал здоровенные кулачищи в узкоглазого боевого прихвостня Ченга затмили мне глаза.
Девчонка, конечно, могла бы посмотреть на деньги внимательней еще там… хотя, боюсь тогда мы бы оттуда не вышли живыми.
Чертовка, уговорила встречаться с наёмником, ехать закапывать труп бедной охотницы за головами, то есть моей головой, ладно, но все равно!
Женщины вечно все портят, иногда мне кажется, часто я почти уверен, что чопорные британские леди правы, когда фыркают, слушая рассказы про американок. Американок, что шастают по штатам в штанах, стреляют из кольта и сами ведут свои дела.
Посмотрел я на то, чем эти дела заканчиваются: полусгоревшей телегой, мертвой лошадью, седыми волосами, мертвой мексиканкой, выброшенными на ветер сотнями долларов и фальшивыми десятками.
Надо было сразу вызывать китайца на дуэль, и шерифа, и еще кого угодно в этом чертовом городе, где творится одна сплошная чертовщина.

Но китаец меня обманул, пожал руку и обманул. И я должен спасти его бесчестья, добавив свинца его организму. Так уложен мир. Ты врешь – ты умираешь. Ты живешь честно – ты убиваешь.

Уже полдень, фальшивые десятки перекатываются от ветерка по пыльной улице, а я жду, когда пристрелю Ченга.
Шериф поглядывает со своего крыльца, на крыше тюрьме один из помощников с винтовкой, интересно насколько плохо он стреляет? Там же, у входа в тюрьму стоят Ульрих с девчонкой. За китайцем стоят другие китайцы, скоро они увидят, как их директор прачки получит пулю.
Вокруг площади толпа людей, среди них наверняка Лора и люди Головы, Рас и ребята извозчики и все они увидят чего стоит обман, чего стоит фальшивка.
Небо над городом напомнило дом, ветер, впрочем тоже. Китаец стоял, как вкопанный, а я вспомнил дом, вспомнил сестер и на долю секунды моя воля дрогнула от мыслей о родных мне людях, а когда это случается, рука тянется к “Миротворцу”.
И все это видели, но самое главное, что это увидел Ченг, его руки уже обхватили рукоять револьвера, но все это уже не имело значения.
Я сделал то, что умею делать лучше всего. И когда все смогли оторвать взгляд от аккуратной дырки в груди китайца, мой миротворец уже снова покоился в кобуре.
Да, я первый потянулся к оружию, но после этого у Ченга уже не было шансов. Очевидно, фальшивка.

Ко мне подходит шериф, что ж, выходит, что я нарушил закон, но я знаю, что шериф в этой дыре – такая же фальшивка.

Comments

Circk RikStone

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.